Now Playing Tracks

Трабл

Очень неприятно заболеть в самый разгар учебы и иметь парочку нерешенных проблем. Крайне досадно покидать концерт по любимую песню. Страшно неприятно идти спать посреди ключевой сцены фильма.
Как разрешиться от этой печали уходящих возможностей? Как не сжигаться бессилием во время бурления забот? Как пережить скуку и застой, томящие горящий разум?
И в контексте риторических вопросов мне нужен ответ

Работается всегда быстро, когда остаётся два часа до дедлайна. По сути, сейчас - 12 часов до заветного часа сна, когда я свалюсь в изнеможении в постель. Как мёртвая. То есть пока я бесцельно слоняюсь перед окном, наблюдая, как зенитное солнце лениво, как и я, описывает круг по домашнему небосводу. Ничто сейчас не заставит меня заниматься делом.

А вот и Пабло. Плюс жизни в историческом центре - быт твой равняется восхищению одних и является предметом раздумий других. То есть вон та живописная трещина в лепнине - вовсе не живописная трещина, а предмет мучительных бюрократических звонков в домоуправляющую компанию по поводу устранения сего свидетельства древности здания. Значит, когда твой одногруппник невидящим взором окидывает “прелести архитектуры”, он не думает о том, что штукатурка облезает, а он не думает о том, как удачно пару веков назад подобрали её цвет.

Итак, взор-то всё же абсолютно потерянный. Называю эти его прогулки, постоянно наблюдаемые мной на протяжении уже полугода, грандиозно: “Пабло выходит в город”. И его абсолютно погружённый в себя взгляд совершенно, нисколько, ни капельки меня не интере.. Смешно, до чего можно додуматься, если не контролировать стереотипизированность мышления. В книгах ведь как пишут? Именно так - Совершенно! Ни капли! Никогда! Ни за что! Вот и я тыкаюсь, как новорожденный телёнок в незнакомое пока вымя, пытаясь найти свой - гордо, на минуточку - путь мышления. Итак, вы поняли, что меня всё больше захватывают предположения о том, о чем может думать Пабло.

Я думаю, у него нет девушки. Всё уже просчитано, вплоть до должности, которую он будет занимать, если так удачно на мне женится, и я стану ему верной подмогой и любящей матерью его детей. А когда он будет приходить с работы, я не буду утомлять его болтовнёй, а с сочувствием выслушаю, что в офисе “полетел сервер” и, кажется, пора принести в дом ещё один системный блок.

А теперь самое время прояснить ситуацию. Меня зовут Мария, я учусь на третьем курсе с юношей по имени Пабло, мы шапочно знакомы, и ни единым намёком не выказали друг другу ни единой симпатии. Естественно, что и выказывать особо нечего, ибо я его, по сути, не знаю. Так что лёгкий расчёт  - ни что иное как рефлекс беззаботной барышни, которая слоняется у окна, вместо того, чтобы учить философию.

Я думаю, счастливы мы можем быть в любом месте и в любых обстоятельствах - как по Толстому, с чистой совестью и совершенным здоровьем. Ничто объективное не мешает нам быть таковыми, пока есть близкие, кров, еда и твои собственные силы. Или только твои собственные силы. Сейчас нет войны и массовых репрессий. У нас стрёмная недемократия, у нас плохие дороги, изверг-президент и козлы-дума/правительство/чиновники и т. д., садистские законы, полная цензура - я это без сарказма говорю, а то многие это отрицать повадились.
Так вот. Пока делаешь, всё от тебя зависящее - счастлив. Пока ты есть у себя - всё отлично. Дело лишь в ОТНОШЕНИИ к миру - “Какими глазами ты смотришь на мир - таким он и будет”
Всем не счастья, а сил изменить своё отношение к происходящему) Вот оно - голубое небо, ослепительный снег и даже вдохновляющая слякоть.

Что дальше?

Девочка, которую лучше всего опишет слово “тревожность”. “Пабло, как дела?- говорят её глаза. - Как твои дела, Пабло? Как тесты? Я не знаю, что делать, Пабло, что делать, Пабло, что делать…”

И это всё в тонет в голубизне.. А так больше ничего в ней нет. Ну, разве что экзема на мочке уха, тщательно скрытая этническими серёжками, но постоянно напоминающая о себе устами самой Кастодии:

-Ты знаешь, Пабло, я так нервничаю, Пабло..

На самом деле она не повторяет моё имя столь истерично, но мне нравится, как это выглядит на бумаге. Черт дёрнул меня тратить теперь время на высокопарные записки.

Ну да, болячка выскакивает во время стресса, точно.

А уж она переживает, это да. В общем, приятно встретить в институте знакомых тебе раньше. В них видишь тот рельеф, которым они подстраивались под тебя прежнего - как песок от твоей формочки.

-Что у тебя, Пабло? - спрашивает Кастодия

-Философия. Как тест?

-Я не знаю, что делать, Пабло, не знаю, они не дают мне ещё раз попытаться

-Да ладно, подумаешь, в клеточки потыкать. Попроси ещё раз, скажи, что знаешь всё, а вот под тесты не можешь себя подогнать

-Но я же не знаю!

Хлопает глазами. Кастодия, ну что с тобой поделать..

-Ну так подучи, велико дело.. Я ж знаю, ты можешь. Ладно, я побежал, чао!

-Чао!

Я сел рядом.

-Здравствуй, Луиза

-Салют.

Тонкая коленка, длинная нога. Пощекочешь – не засмеётся. Не интересно

-Как твои дела?

-Ох, не говори.

Узкие бедра, талия. Всё в несносном трикотаже, усеянном шеварушками. Земное очарование, куда деваться. Но неинтересно.

-Ты знаешь, - она раскинула руки  вопросительном жесте, - когда он вернётся?

Вернула руки к груди. Что-то тут было от беззащитного жеста этих рафаэлевских мадонн.

По сценарию классического романа только что ушедшего и всё бередящего нам душу века я должен был покачать глубокомысленно головой, промолвить “нет” – и приникнуть к её губам. Или уйти, разбив стакан с дорогим коньяком. Всё вокруг , разумеется, дешевое, но коньяк – ценный наркотик – только дорогой.

Но мне – всего лишь двадцать лет, на дворе двадцать первый век, тут нет красивых жестов. Я тут только мечтатель, что поделаешь.

-Да, сколько прошло от перерыва?

-Минут пять…

-Значит, минут через пять он и будет. Перерыв же десять минут.

-Ага.

Мы учимся в институте. Тут всё прекрасно банально. “Мама, я прекрасно болен”, крик внутри – улыбка снаружи. Мы живём в Испании, тут никто не работает, только мы учимся. Нам скучно, мне весело.

-Пошли, - она встает.

-Ок, - бросаю коротко, провожаю её, встающую взглядом. С ней было лучше, ведь у неё – глаза. Это интересно.

Призванье

Некоторые моменты пробивают на слезу. В некоторые моменты говоришь - да черт с тобой, со слезой, слушай, смотри, впитывай дальше, проноси через себя. Ибо это то, что ты в состоянии вынести, то, что должна вынести, и то, что принесёт несомненное облегчение другим. Если не я - то кто?

Мы никогда не будем готовыми. Дотронуться до препарата, открыть ванну с формалином, зайти в палату с больными на 4 стадии рака, сесть и выучить анатомию, отказаться от минутных слабостей и быть сильными всегда. Но наступает момент, когда ты не просто морально устойчивей - тебе просто нет времени раздумывать и осознавать (иногда лучше вообще не думать и не осознавать) - просто идёшь и переступаешь, если тебе это надо. Потому что завтра зачёт. Потому чтопациенту плохо. Потому что нужно спать, а не пересматривать хронофагические видео. Вернее, если ты чувствуешь, что ты нужен. Или будешь нужной. Нужным. В общем, ну вы поняли.

Тут я поняла, что хочу быть врачом. Самое главное не растерять “души высокое стремленье” в этой трясине и грязи человечества. Что ж может быть лучше такого бесподобного объекта жалости и восхищения.

SWAG. 20-е.

Пока не разгорелись споры - книга или фильм - я скажу, что прочитала и что посмотрела. Я бы так не говорила, не ставила бы рядом, коли фильм обращал на себя внимание новизной трактовки, но если уж он претендует на близкую к книге интерпретацию - увольте, буду сравнивать до последнего.

С самого начала всё завопило “Что ж ты, черт, делаешь с цитатами?” Глядите, в книге В юношеские годы, когда человек особенно восприимчив, я как-то получил от отца совет, надолго запавший мне в память. - Если тебе вдруг захочется осудить кого то, - сказал он, - вспомни, что не все люди на свете обладают теми преимуществами, которыми обладал ты… Одна из тех мыслей, что я так ценила, была опошлена до старайся искать в людях хорошее. Как можно так упростить? Неужто аудитория не донырнула бы до глубокого смысла полного варианта?

В черновике у меня написано “-Но Тоби..” Да потому что Тоби сделал весь фильм. Не знаю, насколько это плохо и плохо ли вообще, когда рассказчик, автор занимает куда более выигрышное, нежели просто фон или резонерство, положение, но именно комментарии да и просто неподражаемая мимика и искренность этого актера привлекают в фильме больше всего.

Пока не могу для себя определить, что такое режиссура вообще, но то, что режиссура так себе - могу сказать точно) Кажется, режиссер понравившегося мне Ромео+Джульетта, хотел добавить каплю современности и в историю Гэтсби, но он не так стар, а Век Джаза достаточно самобытен для того времени и достаточно понятен для нашей эпохи, что быть преподнесенным совершенно в типичном для него виде. Собственно, этой каплей являлась музыка.

Так вот саундтрек сам по себе - чудесен: прекрасные исполнители, годные каверы, всё на пике популярности, качества сегоднявчеразавтра и ещё несколько месяцев, а то и годиков. В то же время, что хорошо, музыка, действительно, является лишь фоном действу, не будучи повозкой, вытягивающую слезоточивую сцену на нужный уровень эффектности. И вот тут промах режиссёра ли, актёрской игры, которая подкачала - вернее, не была на высоте на протяжении всего фильма, - но уж больно самонадеянно получилось. Хотя я, пожалуй, за такой вариант, нежели за стандартные композиции

Кроме того. Если такое вообще бывает, то это тот самый случай: переборщено со спецэффектами. Ну серьёзно - у нас тут трагедия, мир летит в тартарары, а мы смотрим 15 минут салют. Стыдно, господа. Я понимаю, весь шик и блеск тех годов - в нашем мифическом понимании. Этакая “трактовка” тех лет swag. Тогда и изобрёли гламур, но дело же в дозе.

И вообще, актёры во многих местах недоигрывают, хотя кульминационной сцене - аплодировать и аплодировать, всё. очень. хорошо.Но ДиКаприо в остальных моментах - никакой. Ну, может, чуть лучше, чем совсем никак. Ещё раз повторюсь - открытие для меня - бесподобный Магуайр. Его обаяние и вытянуло то, что мне так не нравилось - и то, что мне стало скучно (sic! - в кино это со мной впервые, обычно действие на большом экране меня захватывает) посреди затянутого фильма, и однообразную Дези (годную, впрочем, на роль Лиз Болконской в силу наметившегося тренда на экранизацию классики), и нереалистичность остальных актёров, и то, что я никак не могу составить определённого мнения о фильме…

Вот ещё что - недостаточно раскрытые намеки на социальную подоплеку. надо сказать спасибо создателями всё-таки - за тем, что книга не произвела на меня того впечатления, что “Ночь нежна”, я совсем не заметила, что тут-то ведь происходит масштабное столкновение двух типов элит - старой - дворянской знати, исполненной презрением к суете, и новой, из буржуа - капиталистов, выскочек - бутлегеров, исполенных мечты о блеске (золота и жизни) любой ценой. Что мы видим? Героев своего времени. Для кассового и народного фильма, очевидно, было бы и так переборщено с философией, так что дальнейшие рассуждения о природе вещей были прерваны с жизнью Великого-Главного-Героя-Своего-Времени. И слава Б-гу, ибо и так затянуто, хватит с нас и лавстори. Парм-пам-пам.

Но в общем и целом Гетсби обрисовался,настроение фильма близко к настроению книги: но книгу не люблю и Гетсби не сопереживаю - быть может это и есть причина невозможности полного моего сочувствия фильму. А так - спасибо)

P. S. Какого черта дёрнуло меня писать рецензию?

О человеке-микроскопе

Написать тут что-то - значит снова прокрутить и перечитать все предыдущие посты. Услышать чьё-то слово, споткнуться, ошибиться- значит снова отдаться рефлексии.

Стоит ли обдумывать каждый шаг, если он сделан, и отдавать себе отчет в том, что сделаешь? Анализируя мельчайшие детали можно погрузиться в пучину несовершенств, а можно, наверное, просто узнать себя и окружающих при большом увеличении.

Однако, как всегда в таком случае, теряется возможность увидеть в целом - так бывает, когда уходишь с малого увеличения микроскопа. Привычка к подробному обдумыванию даёт возможность увидеть и тончайшие возможности человека, редкие оттенки настроения, мимики и жестов, но отучает предугадывать по малому. Всё, конечно, складывается из мелочей, и в них - секрет нашего ежесекундного существования. Можно уйти в математику, но, дискретизируя человека, можно потерять его целостность. Почему человека, если я говорю о подобном виденье в целом? Потому что это самое интересное в этом мире. В нашем мире помимо него и его сознания ничего и не существует.

Обратно. К истории в деталях. Первое впечатление - нечто не поддающееся осознанному одновременному описанию. Это как вспышка, которой мы задаём вопрос не “Почему?”, а “Что?”. Первое впечатление - самое обманчивое из того, что может быть первым. Самое пускающее пыль в глаза и самое неказистое. Те существенные признаки, которые вы в силу обязательной доли стереотипности мышления привыкли относить к одному определённому образу или типу, могут сочетаться с чем-то более существенным, определяющем другой типаж. Проще говоря - видя серое животное можно сказать, что это мышь, конечно, но если отодвинуться. мы поймем, что это слон. Он тоже серый, но главный его эпитет - большой)

Первое, а вернее, первые и десятые вещи, на которые мы должны обращать внимание - это действия и крупные события, происходящие по воле исследуемого образца Homo Sapiens, а уже впоследствии можно обращать внимание на его тараканов и бабочек (вспарывать живот необязательно). Это то, что можно простить, спустить, умилиться, то, с чем можно поспорить, а можно и пойти на компромисс, то, что не идёт вразрез с твоими принципами и ценностями.

И ещё - всё это в корне неверно, если обманываешь себя, говоря, что знаешь человека всю жизнь. Жизни не хватит чтобы познать одного, мгновение ужаса решает, нужен ли другой тебе.

А ещё нельзя позволять обострившейся в силу большей восприимчивости к ерунде чувствительности задавить тебя в депрессию из-за грубых и бесчувственных чувств чужих. Что для  них? Только стена непонимания. Для “своих” - полупроницаемая мембрана)

To Tumblr, Love Pixel Union